Спасо-Преображенский Соловецкий мужской монастырь

В Белом море, на самом севере России, находится Соловецкий архипелаг, состоящий из шести довольно крупных и нескольких десятков мелких островов. Крупнейший из островов архипелага – Большой Соловецкий остров, или просто Соловки, площадью 246 кв. км. К востоку от него лежит остров поменьше – Анзер, к югу – острова Большая и Малая Муксалма, к западу – Большой и Малый Заяцкие острова.

Хотя острова эти издавна были богаты дичью, имели удобные гавани, а море кишело рыбой, до XV века они были необитаемы – уж больно суров местный климат: архипелаг расположен в 165 км от полярного круга, среднегодовая температура + 0,5 °С. Море часто штормит, что делает неустойчивой связь с материком. Но есть и свои плюсы: близ Соловков проходят теплые морские течения, в островных лесах много ягод и грибов, а число озер – более полутысячи.

Первыми пустынножителями на Большом Соловецком острове, согласно преданию, стали преподобные Савватий, Герман и Зосима. Савватий и Герман прибыли раньше: в 1429 году они встретились в устье реки Выг и, собрав вещи, припасы и орудия, на утлой ладье приплыли к Большому Соловецкому острову, где и высадились на Сосновой губе. Возле одного близлежащего озера они поставили крест и срубили кельи.

Преподобный Савватий свой монашеский путь до того времени проходил в Кирилло-Белозерском и Спасо-Преображенском Валаамском монастырях, где был любим и почитаем иноками и самим игуменом обители «за многое его послушание, кротость и смирение». Валаамский настоятель ни за что не хотел отпускать Савватия в море-океан, когда тот вознамерился отправиться на Соловки. Тогда Савватий тайком ушел из Валаамской обители и отправился к Белому морю.

Днем Савватий и Герман трудились, «землю копая мотыгами и этим трудом пищу себе добывая», а вечерами и ночью молились, «к трудам труды прилагая, радуясь и воспаряя умом к Всевышнему». Так прошло шесть лет, у отшельников закончились припасы, и Герман отправился на материк, чтобы пополнить их. Савватию стало куда труднее: его одолевали нечистые духи в образе змей и диких зверей, стремившиеся пожрать старца. Усердной молитвой и святым крестом Савватий отгонял бесов. Герман долго не воз­вращался, и однажды Савватий «получил весть от Бога, что надлежит ему освободиться от уз телесных». Желая перед смертью причаститься Святых Христовых Тайн, он пошел на берег моря и неожиданно увидел корабль, на котором и перебрался на материк. У небольшой часовни возле деревни Сороки, что на реке Выг, преподобный Савватий принял причастие от игумена Нафанаила. 27 сентября 1435 года преподобный скончался и там же был погребен.

Но не запустел остров Соловки: примерно через год новый инок именем Зосима прибыл туда для свершения своего духовного подвига. До того он жил в Новгороде, позже переселился в деревню близ Белого моря, где повстречал старца Германа. Герман рассказал ему «о преподобном Савватии подробну и об острове возвести ему», а также о пророчестве Савватия о том, что на Соловках будет жить много иноков. Услышав это, «устремился Зосима на подвиг телесный и духовный, вооружась постом и молитвой».

В 1436 году Зосима и Герман высадились на Соловецкий берег и нашли удобное место для основания обители возле пресноводного озера и неподалеку от моря с удобной бухтой. Именно этот год считается датой фактического основания Соловецкого монастыря. Пришельцы построили шалаши и совершили всенощное бдение, моля Господа благословить их начи­нание. И ответ пришел: в первую же ночь отец Зосима имел пророческое видение: чудесный свет и редкой красоты церковь в воздухе.

Осенью того же года Герман вновь отправился на материк. Зиму (неподалеку Полярный круг!) Зосима пережил один, терпя голод и холод, а весной вернулся Герман, да не один – с ним прибыл рыбак Марк, позже принявший постриг. За ним на остров пришли другие люди, искавшие праведной жизни. Начали строить кельи, воздвигли небольшую деревянную цер­ковь во имя Преображения Господня. Новгородский архиепископ Иона, под чьим архиерейским и духовным попечением находились Соловецкие земли, благословил начинание подвижников и прислал на остров игумена Павла, который и освятил церковь. Однако он не выдержал тяжелых условий жизни на острове и покинул его. То же случилось и с последующими – Феодосией и Ионой, избранными самими иноками. Тогда братия попросила новгородского владыку рукоположить в священника и игумена Зосиму. Архиерей Иона вызвал к себе преподобного и убедил его принять сан. Вместе с богатыми дарами Зосима вернулся на Соловки. Было это в 1452 году.

При Зосиме монашеская жизнь во всех своих проявлениях стала интен­сивной и многие плоды приносящей: «И тружахуся постом и молением, купно же и ручным делом: овогда землю копаху, иногда же древеса на уст­рой манастырю заготовляху, иногда дров множество секуще, готовляху и росол морьской, черплюще, и тако соль варяху и даяху купцем, приходя­щем к острову...». В обители приступили к сооружению каменной церкви Преображения и каменной трапез­ной, а с восточной стороны от трапезной возвели новую церковь – Успения Пресвятой Богородицы. Так, трудами и молитвами строился Соловецкий монастырь, и скоро слава о нем и преподобном Зосиме уже достигла Москвы и дальних княжеств.

Игумен Зосима помнил и первого поселенца Соловецкого острова – бла­женного Савватия. Он велел снарядить корабль, который прибыл к месту, где был захоронен Савватий. Его мощи были привезены на остров, где их со свечами и кадилами встречала вся монастырская братия. Преподобный Савватий был погребен за алтарем церкви Успения Пресвятой Богородицы.

Через 13 лет, в апреле 1478 года, преподобный Зосима представился ко Господу и был погребен возле могилы преподобного Савватия. Давая последнее наставление братии, он закончил словами: «Аз же аще телесне отхожу от вас, но духом с вами неотступно прибуду». В 1566 году святые мощи преподобных Савватия и Зосимы были перенесены в придел, устроенный при Свято-Троицкий Зосимо-Савватический соборный храм.

Ревностный помощник скончавшегося Зосимы преподобный Герман велел монахам записать все, что он знал о чудесах и делах Савватия и Зосимы, ибо сам, очевидно, был неграмотным («не книжным»). В дальнейшем эти записи легли в основу их жития. Умер преподобный Герман глубоким старцем в 1479 году, отдав монастырю более полувека своей жизни. Поначалу его похоронили на берегу реки Свирь, а через пять лет святые мощи преподобного были перенесены на Соловки.

Менее чем через сто лет Соловецкую обитель возглавил человек, прославившийся не только своими духовными делами во имя Господа, но и явивший редкий образец неустрашимости и смелости. Это игумен Филипп (в миру - Федор Степанович Колычев), впоследствии Митрополит Московский и всея Руси. Он происходил из знатной боярской семьи, имевшей общего предка с родом Романовых – Андрея Ивановича Кобылу. Его отец был ближним боярином при великом князе Василии III Ивановиче и заседал в Боярской Думе. Федор молодые года провел при дворе. В 1537 году, тридцати лет отроду, он оставил мир. Пробыв год в пастухах, Федор пришел в Соловецкий монастырь, был принят радушно игуменом Алексием и вскоре принял постриг с именем Филипп. Через десять лет он стал преемни­ком игумена Алексия.

На этой должности Филипп трудился 18 лет, в течение которых Со­ловецкий монастырь пережил необычайный расцвет: было начато каменное строительство, освящена Успенская трапезная церковь, близилось к завершению (на момент отъезда Филиппа в первопрестольную) строительство Спасо-Преображенского собора; выстроен кирпичный завод, устроена пекарня; проведены дороги по Большому Соловецкому острову; 52 озера на нем соединены каналами с расположенным возле монастыря Святым озером, благодаря чему стало возможным построить в монастыре водопровод; и многое, многое другое. За всеми этими важными делами игумен Филипп непрестанно молился, временами удаляясь в лес для безмолвной беседы с Богом. Благодаря его усилиям были прославлены в лике святых преподобные Зосима и Савватий.

Деяния игумена Филиппа не остались без внимания царя Иоанна Грозного, который жаловал обители новые земли, присылал богатые подарки: тысячу рублей на построение каменного Спасо-Преображенского собора, два колокола, два золотых креста с драгоценными камнями и жемчугом, а также жалованные грамоты на различные льготы.

В 1563 году скончался Митрополит Московский Макарий. Тремя годами позже царь пожелал увидеть на этой кафедре игумена Филиппа. Игумен уже знал, что представляет собой Иоанн Грозный, – на Соловках проживал сосланный сюда духовный наставник царя отец Сильвестр. В стране свирепствовала опричнина. Отец Филипп легко мог представить, какое его может ожидать будущее.

Поначалу Филипп не давал согласия на митрополичий сан – недостоин, мол, высокой чести, – но позже поставил условие: отменить опричнину. Однако Иоанн не терпел противоречий: не дело церкви в его государевы дела лезть!

В результате трудных дискуссий была подписана специальная грамота, где сказано, что игумен Филипп «...дается стати на митрополию, и в опришнину ему и в царский домовой обиход не вступатися, ... а митропольи не оставляти». 25 июля 1566 года Филипп был посвящен в сан Митрополита Московского и всея Руси. Обращаясь к Иоанну Грозному, он взывал: «Облекись одеждою правды ... подражай смирению отца твоего... Не могу искренне благословлять тебя, видя скорбь отечества». Это снова вызвало гнев царя, но он сдержал себя.

На полтора года в стране воцарилось относительное затишье – не было казней, опричники присмирели. Филипп мудро правил Церковью и паствой, на него молились. Но провал ливонского похода вновь превратил царя в демона – начались пытки и казни, страх охватил всю страну. Все попытки митрополита Филиппа вразумить царя вызывали у властителя только ярость. Масло в огонь подливали и церковные иерархи, желавшие «свалить» популярного митрополита. Однажды в 1568 году, в воскресную обедню, в Успенский собор Кремля вошел царь со свитой и подошел к Филиппу, желая получить благословение. Однако митрополит не обращал на него ника­кого внимания, продолжая глядеть на иконы. Ему зашептали: «Святый владыко! Се Государь, благослови его!» На что последовал ответ: «В сем виде, в сем одеянии странном не узнаю царя православного ... О Государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а за алтарем льется невинная кровь христианская... Везде убийства – и совершаются именем царским!.. Сами камни под ногами твоими вопиют о мести!» Иоанн произнес с угрозой: «Нашей ли державе являешься супротивником? Увидим крепость твою!» Филипп отвечал: «Не могу, Государь, повиноваться велению твоему паче, нежели Божиему... Я... подвизаюсь за истину благочестия, хотя бы и ли­шился сана и лютейше пострадал».

В диком гневе царь ударил посохом о землю: «Доселе я был кроток с тобой, митрополит, с твоими приверженцами и моим царством. Теперь вы узнаете меня!» На следующий день все главные сановники митрополита были взяты под стражу и пытаны. Начались казни.

В ноябре 1568 года покорный царю Собор епископов вершил суд над Филиппом, лишил его сана и приговорил к ссылке в Тверской Успенский Отрочьский монастырь. Через год, на пути в Новгород, куда царь направлялся на расправу с непокорным городом, проходя мимо Твери, к Филиппу был послан главный опричник Малюта Скуратов, который задушил святителя. Случилось это 23 декабря 1569 года. Так закончил свой жизненный путь один из самых ярких деятелей в истории Русской Православной Церкви.

В 1591 году мощи святителя Филиппа были перенесены на Соловки. Их положили в могилу, ископанную им самим еще в бытность его настоятелем Соловецкого монастыря, под папертью Спасо-Преображенского собора. При царе Алексее Михайловиче, в 1652 году, мощи священномученика были перенесены в Москву, где почивают и поныне у иконостаса в юго-восточном углу Успенского собора Кремля.

Самыми трагическими страницами в истории Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря были 1923 – 1939 годы, когда на острове существовал лагерь для осужденных советской властью. Сначала это был Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), преобразованный через десять лет в VIII отделение Беломорско-Балтийского комбината НКВД, а в середине 1937 года – в Соловецкую тюрьму особого назначения (СТОН). Первая, небольшая еще партия заключенных прибыла на Соловки в 1920 году, еще при «великом вожде» В.И. Ленине. Через три года здесь возникла целая система концентрационных лагерей, занявших все пригодные для жилья монастырские помещения. В первую очередь на Соловки ссылали иерархов Русской Православной Церкви, монахов, священников, офицеров Белой армии. С начала 30-х годов в лагерях появились «качественно» новые поселенцы – раскулаченные крестьяне со всей европейской части страны. Обращение с заключенными отличалось неимоверной жестокостью: за малейшее нарушение – штрафной изолятор либо расстрел. Пытки, голод, непосильный труд... Большевики железной рукой гнали человечество к «счастью».

Возрождение Соловецкого монастыря началось в декабре 1988 года, когда на островах был создан церковный приход. В июле следующего года состоялось освящение часовни во имя святителя Филиппа – первого возрож­денного храма Соловков. 25 октября 1990 года Синод постановил открыть на Соловках Спасо-Преображенский мужской монастырь. Осенью того же года на Соловках появились первые послушники. Указом Святейшего Патриарха Алексия II от 28 января 1992 года наместником монастыря был назначен архимандрит Иосиф (Братищев).

В том же году в обитель были возвращены святые мощи ее основателей преподобных Зосимы, Савватия и Германа. Святыни были найдены в запасниках музея истории религии и атеизма, что располагался в петербургском Казанском соборе. Накануне прибытия святых мощей в монастыре произошло чудное зна­мение: во время реставрации старинной алтарной двери была обнаружена скрытая подслоями краски икона, изображающая прибытие преподобных Савватия и Германа на остров. А вскоре и святые их мощи вернулись сюда. Их перенесение возглавлял сам Святейший Патриарх Алексий II. Он посетил храмы и скиты Соловецкого монастыря, освятил надвратную Благовещенскую церковь, где теперь почивают святые мощи преподобных.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

<--GoogleAnanalitics--> <--GoogleAnanalitics-->